Сегодня: Пятница, 22 июня 2018

«Белые пятна» минувшей действительности

 

От редакции

Патриотизм основывается на знании истории и культуры своего народа, и, конечно же, большую роль играет любовь к своей малой Родине. Казалось бы, об истории нашего края уже давно все известно, однако существуют еще «белые пятна», и историки постепенно, шаг за шагом заполняют эти пробелы добытыми знаниями о прошлом. 

Сегодня мы публикуем фрагмент из будущей книги мытищинского краеведа Сергея Ветлина. Отметим, что работа эта не совсем привычна. Порой из уст профессионалов можно услышать, что краеведение – это всего-навсего некие «частные гипотезы, не опирающиеся на факты». Ну, а факты, то есть документальная база, как говорится, упрямая вещь. Именно поэтому в своей работе автор отводит значительное место для публикации таких фактов, то есть архивных документов. Эти говорящие сами за себя «фрагменты минувшей действительности» на протяжении многих лет по крупицам извлекались автором из государственных и региональных архивов Москвы и Подмосковья. Для вдумчивого исследователя, на первый взгляд, даже самый незначительный факт может стать отправной точкой для захватывающей и даже приключенческой истории.

Поскольку в свое время автор настоящей публикации получил историко-архивное образование, то для него работа в архивах представляет в том числе и профессиональный интерес. В готовящейся к печати книге будут приведены десятки ранее недоступных для исследователей архивных документов. Надеемся, что их публикация, а также авторский комментарий к ним позволят читателю посмотреть на историю городского округа Мытищи и его отдельных микрорайонов с абсолютно новой точки зрения. 

Не исключено, что кого-то из вас, уважаемые читатели, данная публикация, что называется, позовет в дорогу. Ведь далеко еще не все архивные документы найдены и опубликованы. Заполнять «белые пятна» на исторической карте Мытищ предстоит еще не одному поколению первопроходцев.

 

Что в имени тебе моем?

Строго документально. Публикуется впервые:

«5 января 1916 г.

В Управление Московского Удельного округа.

От Е.Л. Полина.

 Заявление

Покорнейше прошу Управление округа сдать мне в аренду участки земли под №№ 18 и 19 по Щелковской ветке Северной железной дороги на срок 24 года при оплате оброка от 3 копеек за квадратную сажень удобной земли.

Если последует на это разрешение, то мною будет внесен залог.

1916 года, января 5-го дня – Полин.

Москва, Малый Харитоньевский переулок, дом 7, квартира 4» 

Откуда взялось название того или иного населенного пункта? Кто его присвоил и по какому признаку оно было дано? Большинство подобного рода вопросов так и остается без ответа. Самый известный пример – столица России. Что означает слово «Москва»? Об этом мы можем только догадываться. 

Бывают случаи иного рода, когда название населенного пункта, так сказать, говорит само за себя. Самое близкое и родное для нас – Мытищи, от слова «мыт» («пошлина», «таможенная застава»). Из этого же ряда такие говорящие названия, как Перловка, Челобитьево, Военка, Строитель, Пирогово, Дружба.

Но есть на карте нашего городского округа населенные пункты, названия которых не поддаются однозначной расшифровке. Как и почему были названы бывшие деревни Ядреево, Рупасово, Шарапово, ныне вошедшие в черту Мытищ? Из более близкого к нам по времени – дачный поселок Леонидовка. Поселок этот еще до войны стал микрорайоном нашего города и счастливо сохранил свое историческое имя до настоящего дня. В самом деле, почему Леонидовка? Кто был этот Леонид или Леонидов? Когда и по какому поводу его имя закрепилось в названии населенного пункта, которое ныне обозначено на картах городского округа Мытищи? 

К счастью, история распорядилась так, что ответы на поставленные вопросы, весьма полные и точные, мы можем получить в одном из московских архивов. Отметим, что документы, проливающие свет на историю Леонидовки, будут опубликованы впервые. Итак, строго документально… 

*  *  *

Как известно из учебников истории, конец XIX столетия ознаменовался бурным промышленным ростом в Российской империи. В первую очередь «локомотивом» эпохи становились новые железнодорожные пути. Рядом с ними, в свою очередь, возникали крупные промышленные центры. Но не только промышленные. В Мытищах, как ни в одном другом районе Подмосковья, в этот период фабрично-заводская суета тесно соседствовала с тихой дачной жизнью, какой мы можем ее видеть на дореволюционных фотографиях.

 В 1895 году была построена ветка Московско-Ярославской железной дороги, соединившая станцию Мытищи и крупное промышленное село Щелково. Еще до завершения строительства «удобная», как писали в документах того времени, земля – от начала Щелковской ветки до Ярославского шоссе – была отдана Удельным ведомством под застройку дачами. Так, вдоль линии железной дороги, вслед за Лосинностровской, Перловкой и Тайнинкой, на территории Мытищинской волости возник еще один дачный поселок. 

Общество Московско-­Ярославской железной дороги, которое протянуло ветку от Мытищ до Щелкова, обязалось построить и платформу в новой дачной местности, как сказано в документе, «для приема и схода пассажиров». Однако этот пункт договора так и не был выполнен. Возможно, именно поэтому новая дачная местность тогда не получила своего названия. Арендовавшие здесь дачи, в большинстве своем простые московские обыватели, вынуждены были писать на письмах и иной корреспонденции странный, мало кому понятный адрес: «59-й (или 60-й) квартал близ станции Мытищи».

Строго документально. Публикуется впервые:

«27 октября 1893 г.

Министерство Императорского Двора и Уделов.

4-е делопроизводство, № 10638.

По Высочайшему повелению.

Господину исправляющему должность Управляющего Московским Удельным округом.

По Всеподданнейшему докладу Господина Министра Императорского Двора и Уделов, в 19-й день текущего октября месяца состоялось Высочайшее соизволение на продажу нижеследующей подробно означенной в прилагаемой при этом ведомости участков земли, в Удельном имении вверенного Вам округа…

Помощник начальника Гл. управления уделов – (подпись)

Приложение: 

Ведомость Высочайше разрешенным в продажу в 19-й день октября 1893 г. удельным оброчным статьям и земельным участкам Московской губернии и уезда, 2-го Измайловского имения.

Участок земли из 59-го и 60-го кварталов Мытищинской лесной дачи, мерою 8 десятин, с находящимся на нем лесом. Обществу Московско-Ярославской ж.д. за 5 тысяч 25 рублей 42 копейки, с обязательством устроить бесплатно переезд через полотно ж.д. между 59-м и 60-м кварталами Мытищинской дачи, а также и платформу для приема и схода пассажиров в местности по соглашению с Удельным ведомством…

Помощник начальника Гл. управления уделов – (подпись)»

Здесь мы должны сделать небольшое отступление, так сказать, в историю вопроса, точнее, в историческую географию. До революции 1917 года значительная часть земельного и лесного фонда Мытищинской волости (включая Погонно-Лосиный остров) принадлежала «государям всея Руси». Село Тайнинское, долгое время бывшее центром волости, уже с XV века принадлежало деду царя Ивана Грозного – великому князю Василию Темному. При первых царях династии Романовых окончательно определились границы Тайнинской волости, тогда же получившей почетный статус «дворцовой». Управляли такими землями специальные дворцовые и комнатные канцелярии, а доход с этих территорий шел исключительно на содержание лиц царской фамилии.

С начала XIX столетия дворцовые или, как их стали тогда именовать, удельные земли перешли в управление Министерства императорского двора и уделов. По новому территориальному «расписанию» этого «семейного министерства» село Тайнинское и село Большие Мытищи с прилегающими к ним деревнями вошли в состав Московского удельного округа, конкретно – в его Тайнинскую (Мытищинскую) лесную дачу. Дача (позднее Мытищинское имение) подразделялась на кварталы. Фактически это были правильные квадраты одинаковой площади «мерою в четыре десятины». В Мытищинской волости было нарезано более 100 таких квадратов. Кварталы, в свою очередь, разбивались на стандартные участки в том случае, если они сдавались в аренду («оброчную статью») под застройку дачниками. Такое экономическое использование малопригодных для сельскохозяйственных целей подмосковных земель активно практиковало Удельное ведомство на рубеже XIX и XX столетий. 

Именно в этот исторический отрезок времени вблизи Мытищ возникают такие популярные у москвичей зеленые оазисы, как Лосинностровская дача, Перловка, Джамгаровка, Тайнинская дача, поселок Дружба, Новая Перловка (Сапожниково). Тогда же между урочищем Горельники (где сегодня стоят корпуса Мытищинской городской клинической больницы) и Троицкой половиной села Большие Мытищи Удельное ведомство разрешило сдать в аренду сроком на 24 года участки 59-го и 60- го кварталов Мытищинской лесной дачи. Однако, как мы уже сказали, новый дачный поселок своего названия тогда не получил. 

Так прошло целых 10 лет. Наступил январь 1916 года. Российская империя накануне великих потрясений: в самом разгаре Первая мировая война; до Февральской революции чуть больше года; в Петрограде зреет заговор против всемогущего Распутина; в Москве тоже неспокойно. Но дачная жизнь в глубине России, какими в те времена, безусловно, представлялись и тихие дачные уголки мытищинского края, идет своим чередом. Совершаются сделки, наследники вступают в имущественные права, свободные от воинской повинности обыватели готовятся к очередному дачному сезону…

 

Уже ль та самая Татьяна?

Строго документально. Публикуется впервые:

«20 января 1916 г.

Министерство Императорского Двора и Уделов.

Управляющий 7-м Мытищинским имением Московского Удельного округа.

Станция Лосиноостровская Северных ж.д.

В Управление Московского удельного округа. 

Дело № 416/04.

Во исполнение предписания от 12-го сего января за № 274/51 доношу Управлению округа, что дачные участки № 18 и № 19 по Щелковской ветке Северных ж.д., смежные с участком № 17, арендуемым инженером-технологом Евгением Леонидовичем Полиным (оброчной ст. № 169), свободны и их можно отдать в аренду на 24 года Полину из платежа ежегодного оброка по 3 копейки за квадратную сажень удобной земли.

Управляющий – князь В.А. Черкасский»

Итак, в январе 1916 года некто Евгений Леонидович Полин, инженер-технолог, москвич, обратился в Удельное ведомство с просьбой сдать ему в аренду участки под № 18 и № 19 в 59-м квартале близ станции Мытищи. Отметим, что эта земля была нужна Евгению Леонидовичу, чтобы объединить в одно целое уже построенную им собственную усадьбу на приобретенном ранее 17-м участке. Управляющий Мытищинским удельным имением князь Владимир Алексеевич Черкасский счел возможным удовлетворить просьбу господина Полина и определил цену «платежа ежегодного оброка по 3 копейки за квадратную сажень удобной земли». 

Здесь мы сделаем еще одно, скажем так, биографическое отступление. Поскольку, как уже, видимо, догадался наш читатель, Евгений Леонидович Полин является главным и, собственно говоря, единственным героем этого очерка, есть смысл познакомиться с ним поближе. Известно о нем пока немного. Родом он из города Брянска (Орловской губернии), где работал инженером-технологом на местном заводе. Завод этот, основанный в 1873 году, как написано в дореволюционном Энциклопедическом словаре Ф.А. Брокгауза и И.А. Ефрона, «в настоящее время изготавливает все предметы для устройства и эксплуатации железных дорог». 

Информацию, откуда родом, где и кем работал герой нашего очерка, мы взяли из Адресной книги, полное название  – «Общий алфавит жителей города Москвы и ее пригородов». Такие книги до революции и в первые годы советской власти издавались ежегодно, поэтому можно легко проследить, когда господин Полин переехал в Москву, по какому адресу проживал, а также узнать состав его семьи, что для нашего расследования далеко не бесполезно. 

Итак, впервые Е.Л. Полин вписан в Адресную книгу Москвы за 1902 год. В ней он записан как «помощник заведующего технологическим отделением Брянского завода». Кстати сказать, в этот период живет наш герой не где-нибудь, а на 2-й Мещанской улице в доме господина Перлова – владельца популярной у москвичей дачной местности. Скорее всего, в это время Полин и узнал о дивных по красоте дачных местах в Мытищинской волости. Правда, для аренды собственного дачного участка он выбрал не дорогую Перловку, а сравнительно дешевую местность, не имевшую даже своего названия.

Те же Адресные книги фиксируют, что в 1912 году Евгений Леонидович переезжает на Рождественский бульвар (дом Андреева). За тот же год, в той же книге и под тем же адресом записана некая «Полина Мария Трифоновна, жена инженера». На этом «путешествие» по Москве брянского инженера-технолога не закончилось. В 1916 году Евгений Полин снимает квартиру в Малом Харитоньевском переулке (район Мясницкой), но живет здесь уже без жены. Однако в этом месте мы прервем изложение краткой биографии нашего героя и вернемся на родную мытищинскую землю.

Строго документально. Публикуется впервые:

«23 февраля 1916 г.

Министерство Императорского Двора и Уделов.

Управляющий 7-м Мытищинским имением Московского Удельного округа, № 120.

Станция Лосиноостровская, Северных ж.д.

Московский Удельный округ (по оброчному делопроизводству).

Арендаторы Удельного дачного поселка в вверенном мне имении, расположенного близ станции Мытищи по Щелковской ветке Северных ж.д. в бывших 59-м и 60-м, ныне 84-м и 85-м кварталах Мытищинской удельной дачи, обратились ко мне с просьбою возбудить ходатайство перед Управлением Московского Удельного округа о присвоении сказанному поселку названия «Татьяновка». (На полях против этих слов пометка карандашом: «Почему это, а не какое другое имя?»)

Мотивируют свою просьбу арендаторы тем, что неимение определенного названия у Удельного дачного поселка создает постоянное недоразумение, как по доставке корреспонденции, так и вообще по указанию места их жительства, так как по Щелковской ветке от станции Мытищи до конечной Щелковской станции находится, кроме Удельного, еще много других дачных поселков.

Постоянные недоразумения с указанием места жительства арендаторов Удельного поселка, не имеющего названия, вносят зачастую досадные задержки в их личных делах и даже причиняют иногда им материальный ущерб, вследствие чего они и просят присвоить поселку вышесказанное название, облюбованное ими всеми.

Донося изложенное на рассмотрение Управления округа, присовокупляю, что я присоединяюсь к ходатайству арендаторов поселка на Щелковской ветке и о последующем прошу поставить меня в известность.

Управляющий имением – князь В.А. Черкасский»

23февраля 1916 года управляющий Мытищинским имением князь Черкасский направляет запрос в Московский удельный округ, которым извещает, что арендаторы дачного поселка по Щелковской ветке железной дороги настойчиво просят присвоить их населенному пункту имя «Татьяновка» – в честь великой княжны Татьяны Николаевны, второй дочери императора Николая II и императрицы Александры Федоровны. Против слова «Татьяновка», рукой начальника округа, на полях документа сделана надпись карандашом: «Почему это, а не какое другое имя?» 

Зададимся этим же вопросом и мы. В самом деле, почему из четырех дочерей императорской семьи для названия своего поселка дачники выбрали великую княжну Татьяну, а не ее родных сестер – Марию, Ольгу или Анастасию? Логически это объяснить невозможно. Скорее всего, под именем Татьяна скрывалось некое другое лицо, а не «особа императорской фамилии». 

Однако, будучи вызванным для объяснений в канцелярию Московского удельного округа и понимая, с кем он имеет дело, инициатор присвоения поселку этого столь распространенного в России женского имени был вынужден связать свой выбор именно с именем великой княжны. Более того, пока еще неизвестный нам дачник дал в канцелярии округа показания, что название в честь великой княжны Татьяны якобы «облюбовано всеми арендаторами», что слово в слово и было вписано в официальный документ князем Черкасским.

Кроме того, в качестве побудительных мотивов приводятся как моральные, так и материальные причины. Цитата по первоисточнику: «…Постоянные недоразумения с указанием места жительства арендаторов Удельного поселка, не имеющего названия, вносят зачастую досадные задержки в их личных делах и даже причиняют иногда им материальный ущерб». 

Не станем здесь лукавить, а выдвинем собственную версию: инициатором «верноподданейшей» просьбы о поименовании населенного пункта был не кто иной, как инженер-технолог Евгений Леонидович Полин. А следует подобный вывод из дальнейшего развития событий вокруг поселка без имени…

Строго документально. Публикуется впервые:

«29 февраля 1916 г.

Господину Управляющему 7-м имением.

По оброчному делопроизводству, № 1658/458.

По рассмотрении рапорта от 23 февраля с.г. за № 120, Управление округа извещает Ваше Сиятельство о своем согласии удовлетворить ходатайство арендаторов Удельного дачного поселка, расположенного близ станции Мытищи на Щелковской ветке о присвоении этому поселку какого-либо названия, но предлагает выбрать название, не связывая его с именами Особ Императорской фамилии. О последующем донесите.

Начальник округа – Голенко»

29 февраля 1916 года (попутно заметим, так же, как и 2016-й, года високосного) пришел ответ от начальника Московского удельного округа – действительного статского советника Голенко. В нем, в частности, отмечалось, что управление округа не против инициативы, идущей «из народа», о присвоении названия поселку, однако настоятельно рекомендует обывателям «выбрать название, не связывая его с именами особ императорской фамилии». Конечно же, такой поворот дела был обусловлен совсем не тем, что надвигалась революционная буря, в результате которой царская династия Романовых потеряла не только престол, но и все свои удельные (включая и мытищинские) земли. 

Отнюдь нет. Так далеко чиновники «семейного министерства» Романовых, конечно же, не заглядывали. Ну а если и чувствовали приближение «бури», то действовать в логике революционных преобразований они не имели права по своему статусу – особо приближенных «ко Двору». Просто давать имя члена императорской фамилии заштатному дачному поселку в «забытых Богом» каких-то Мытищах, было, что называется, не по чину. 

Другое дело – столица, Петроград или же дворцовые пригороды, такие, к примеру, как Петергоф, Павловск, Александрия. К тому же по столь щекотливому вопросу за санкцией следовало обратиться «на самый верх» – к государю императору. А это было не так просто, тем более в военное время. В общем, обывателям было ясно сказано: «Выбрать название, не связывая…»

Новые варианты не заставили себя долго ждать. И вот здесь, в прямом смысле слова, и проявилось имя главного и, скорее всего, единственного инициатора столь важного, по крайней мере для Мытищ, решения.

Строго документально. Публикуется впервые:

«10 июня 1916 г.

Министерство Императорского Двора и Уделов.

Управляющий 7-м Мытищинским имением Московского удельного округа, № 323.

Станция Лосиноостровская, Северных ж.д.

Московский Удельный округ. 

По оброчному делопроизводству.

Вследствие предписания от 29 февраля с.г. за № 1658 доношу Управлению округа, что жители Удельной дачной местности на Щелковской ветке Северных ж.д. в бывших 59-м и 60-м кварталах Мытищинской дачи просят взамен названия «Татьяновка» присвоить этой местности название «Леонидовка» или «Женино» на усмотрение Управления округа. О последующем прошу поставить меня в известность.

Управляющий имением –  князь В.А. Черкасский»

Арендаторы думали о новом названии несколько месяцев – до открытия очередного дачного сезона. Вернее, думал об этом самый активный из них – Евгений Леонидович Полин. Нам, к сожалению, неизвестно, по какой личной причине или служебной надобности этот человек переехал из Брянска в Москву. Однако, учитывая то, что предприятие, на котором он работал в Брянске, выпускало практически ту же самую продукцию, что и Вагоностроительный завод при станции Мытищи, можно сделать осторожное предположение, что Полин консультировал мытищинских вагоностроителей в тех или иных вопросах по части технологии. Обосновавшись в Москве, он приобрел по месту работы в Мытищах недвижимость, что называется «пустил корни». 

Как и когда у этого простого инженера возникла дерзкая мысль присвоить свое имя дачному поселку, который по явному недосмотру властей уже целое десятилетие оставался без названия, об этом история умалчивает. Вспомним, что когда-то Полин жил в доме Перлова и возможно был знаком с чае­торговцами – братьями Иваном и Николаем. К тому же по соседству, по другую сторону Ярославского шоссе, там, где сегодня стоят корпуса космической корпорации «Энергия», Перловы стали активно застраивать местность. Новому дачному поселку было присвоено имя «Ново-Перловка». Возможно, все это и повлияло на решение героя нашего очерка, и рядовой инженер Полин встал в один ряд с крупными промышленниками и финансистами – Перловыми, Сапожниковыми, Джамгаровыми, имена которых к тому времени уже были нанесены на карту Мытищинского удельного имения. 

Итак, в начале лета 1916 года Полин собирает подписи своих соседей-дачников и подает очередную бумагу князю Черкасскому, в которой без всякой мотивации просит присвоить местности название «Леонидовка» или «Женино». Как не трудно догадаться, оба названия составляют в целом имя и отчество Евгения Леонидовича Полина. Исходя из этого можно предположить, что и первоначальный вариант названия – «Татьяновка» – был каким-то образом связан с семьей Полина. 

Московская супруга его, как нам известно, звалась Мария, так же, как и старшая дочь правившего императора, но это имя Полин для названия поселка не предложил. Отсюда вывод: возможно, Татьяной звали кого-то из членов семьи нашего героя, но по каким-то причинам Полин связал такое название с «особой императорской фамилии», что, как мы понимаем, было с его стороны, по меньшей мере, нетактично. Тут Евгения Леонидовича явно «занесло» и, поняв свою оплошность, не мудрствуя лукаво, он предложил начальству на выбор свое имя и имя своего отца.

Строго документально. Публикуется впервые:

«21 июня 1916 г.

Господину Управляющему 7-м имением.

По оброчному делопроизводству, № 5527/1423.

По рассмотрении рапорта от 10 июня с.г. за № 323, Управление округом извещает Ваше Сиятельство о своем согласии удовлетворить просьбу жителей Удельного дачного поселка, расположенного на Щелковской ветке Северных ж.д. в бывших 59-м и 60-м кварталах Мытищинской лесной дачи, о присвоении этой местности названия «Леонидовка» или «Женино» по выбору самих обывателей.

О последующем донесите.

Начальник Округа – Голенко»

В архивном деле, которое так и называется «О разрешении жителям Удельного дачного поселка, расположенного по Щелковской ветке Северной ж.д., назвать их поселок «Леонидовка» или «Женино», к сожалению, нет документа о том, как проходило импровизированное «народное волеизъявление». Интересно, что власти, в лице руководителей Московского удельного округа, не вмешивались в это, теперь уже можно с полным правом сказать, историческое для Мытищ решение. 

Скорее всего, дело обстояло так. Евгений Леонидович созвал общее собрание арендаторов и вынес на голосование две утвержденные властями кандидатуры – Евгений и Леонид (как мы теперь знаем, это сын и отец Полины). Большинство присутствовавших, видимо, проголосовало за «Леонида», но как конкретно распределились голоса выборщиков, теперь уже никто не узнает. Правда, одно мы знаем точно: имя дачному поселку было присвоено «по выбору самих обывателей».

 

Post scriptum

Ну а как сложилась судьба нашего героя в дальнейшем? Дополнить его биографию нам помогут все те же Адресные книги Москвы. Итак, в 1927 году Е.Л. Полин продолжает проживать в Москве по старому адресу (Малый Харитоньевский переулок) и работает… (здесь мы сделаем паузу, после которой продолжим.) В этот год «товарищ Полин», который, как мы помним, чуть более 10 лет назад подавал «верноподданейшее прошение» назвать именем дочери государя императора дачный поселок близ станции Мытищи, работает в … НК РКИ СССР. Это Народный комиссариат рабоче-крестьянской инспекции – система органов власти, занимавшаяся вопросами государственного контроля. 

Последний раз Е.Л. Полин «засветился» в Адресной книге за 1928 год. За более поздние годы сведения о нем отсутствуют. К сожалению, мы не имеем фотографического снимка «героя своего времени», сделавшего не только головокружительную карьеру в послереволюционный период, но и до революции «имевшего вес» – и не где-нибудь, а в самом Министерстве императорского двора. Мало кому из простых смертных удается запечатлеть свое имя (или фамилию, и тем более отчество) на географической карте. Евгению Леонидовичу Полину это вполне удалось!

Сергей Ветлин

От редакции

Из опубликованного на страницах нашей газеты материала следует, что летом этого года исполняется ровно 100 лет, как микрорайону Леонидовка было присвоено имя, которое и утвердилось на карте нашего города. Событие это, по меркам истории, некрупное, но для нас, мытищинцев, довольно интересное. В этой связи можно было бы предложить отметить этот «местечковый» юбилей каким-нибудь мероприятием в самом микрорайоне – ярмаркой или концертом коллективов художественной самодеятельности. Проведение такого мероприятия – это, скорее, задача местных ТОСов, руководители которых могли бы организовать праздничное представление для местной детворы. В конечном итоге, леонидовская круглая дата – хороший повод вспомнить о наших общих корнях.

Примечание

Любое использование данного материала, в том числе и его перепечатка в других изданиях, исключительно с письменного разрешения автора. Авторские права защищены.

 

Где взять свежую газету?

Свежий выпуск газеты «Неделя в округе»

  • 1

Ситуация на дорогах

Пробки

Пробки на Яндекс.Картах

Сетевое издание "Неделя в округе" зарегистрировано в Федеральной службе по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций (Роскомнадзор). Свидетельство о регистрации ЭЛ № ФС 77 - 71215 от 27.09.2017.

Главный редактор Денисов С.Т.

Учредитель МАУ "Муниципальные информационные ресурсы"

 

Наш адрес:

141008, Московская обл., г. Мытищи, ул. Мира,7 корп.1, 6-й этаж.

Телефон рекламного отдела: (498) 720-51-16

Телефон/факс: (498) 720-51-15

 

E-mail:

Газета "Неделя в округе"

gazeta@nedelya-v-okruge.ru

reklama1@nedelya-v-okruge.ru (отдел рекламы)