Сегодня: Вторник, 21 августа 2018

Как строились Новые Мытищи

 

По профессии я педагог-историк и краеведением занималась, работая в Мытищинском машиностроительном техникуме (ныне колледж), а потом в историко-художественном музее. Думаю, что людей, равнодушных к истории своего края, просто нет. Помню, как-то одна посетительница музея заметила: «Хорошо бы в нашем городе было больше табличек, объясняющих, почему так называется та или иная улица, – интересно знать, а что же здесь было раньше?»

Очевидцев, которые помнят эти места в прошлом, становится все меньше, да и человеческая память не может все сохранить, а воспоминания, тем более передающиеся из уст в уста, подчас искажаются. 

За последние годы в нашем городе значительно увеличилось число новоселов. Они живут в благоустроенных домах, видят красивый, ухоженный город с фонтанами и скверами. А так ли здесь было всегда? С чего начинался наш город? Действительно, какими они были – старые Новые Мытищи? Решила и я поделиться тем, что сохранилось в моей памяти, тем более что на одной из фотографий в газете увидела дом, в котором мы прожили несколько лет (дом 9/2 по ул. Колпакова, бывшему Ядреевскому шоссе). Два крайних окна на втором этаже – окна нашей комнаты, где прошли мои школьные и студенческие годы. Иногда, проходя мимо, я останавливаюсь, смотрю на наши окна, вспоминаю жильцов дома. Становится немного грустно. Как же давно все это было!

Мы приехали в Мытищи весной 1943 года. Мои родители были командированы на завод № 40 – так в годы войны назывался Вагоностроительный завод (позже ММЗ, «Метровагонмаш»).

Сначала нас поселили в двухэ­тажном бревенчатом доме барачного типа. Три таких новых дома стояли друг за другом между нынешней Институтской улицей и неширокой, мощенной булыжником дорогой, которая шла от железнодорожной станции в сторону поселка Грачи (будущий Новомытищинский проспект).

Помню, что один из этих домов, стоявший у дороги, вскоре сгорел. Это было страшное зрелище: весь дом охватил огонь, и полыхал он так, что даже на противоположной стороне улицы, где собралась большая толпа, стоять было невыносимо. Сейчас на месте сгоревшего дома расположен пятиэтажный жилой дом № 22, в котором находится центральная детская библиотека. Остальные два дома простояли еще не один год и были снесены, а на их месте – вдоль нынешней Институтской улицы – построили несколько двухэтажных кирпичных домов (1950–52 гг.). Между домами и дорогой довольно долго оставалось пространство, оно постепенно зарастало травой и кустарником, среди которого приютилась пивная. Сейчас на этом месте высятся четыре корпуса десятиэтажных домов (ул. Институтская, д. 19).

На учебу меня определили в школу № 1, старое здание которой было недалеко от железнодорожной станции и сохранилось в перестроенном виде (в нем сейчас находится ресторан «Бакинский бульвар»).

В то время автобусы еще не ходили, и, помню, шли в школу пешком по тропинке, которая вела от наших домов через зеленую, довольно широкую и еще не застроенную низину (ее следы заметны и сейчас) к началу нынешней улицы Комарова. Дальше, примерно от того места, где сейчас храм Рождества Христова, начиналась Садовая улица. Два ряда ее одноэтажных деревянных домов растянулись в сторону железнодорожной станции. Один из них был ближе к Шараповскому карьеру, дома другого ряда (помнится, они были с фронтонами) выходили на будущий Новомытищинский проспект. От дороги их отделяли деревянные мостки для пешеходов. Напротив, через дорогу, где сейчас высится здание «Сбербанка», тоже стояло несколько деревянных домов, а чуть подальше, направо, до самой Яузы протянулась деревня Шарапово. Дома на Садовой улице стояли еще в 1970-е годы и были снесены в связи с работами по расширению и выпрямлению главной улицы города – Новомытищинского проспекта. Сейчас здесь находится старое здание школы № 14, а частично сохранившиеся садовые яблони и вишни еще продолжают цвести весной.

В годы войны возле нашей школы были овощехранилища, из которых порой исходил неприятный запах. В переулке, называемом Кирпичной улицей, стояло несколько деревянных домов и на углу – трехэтажный кирпичный дом железнодорожников, построенный в 1938 году. 

Позади школы находился известный в стране завод художественного литья им. Е. Белашовой (в 1930-е годы – скульптурная фабрика, а в начале XX века – кирпичный завод Челноковых). На заводе изготавливали памятники для многих городов страны. Всю эту территорию сейчас занимает торговый центр «Красный кит». 

В школе со мной учились ребята с Военки, Шарапова, Ядреева. В годы войны мы, члены тимуровской команды, после уроков ходили к семьям фронтовиков в Рупасово, Челноковский поселок (сейчас Пролетарские улицы). Мальчишки пилили и кололи дрова, девочки носили воду, помогали по хозяйству, а когда стали постарше, работали на прополке на колхозных полях. 

Возвращаясь из школы домой, мы обычно шли вдоль Шараповского карьера. Я помню его довольно глубоким. Зимой там было много снега, и лыжники катались с высоких горок. А нашим ядреевским одноклассникам большое удовольствие доставляло спускать в карьер девчонок с портфелями и наблюдать, как они выбираются оттуда по снегу. В 1970-е годы карьер постепенно стали засыпать, и сейчас можно заметить, что часть домов-новостроек находится в низине, а жилой комплекс «Гулливер» стоит как раз по краю бывшего карьера. 

В 1945 году в школах ввели раздельное обучение, и девочек перевели в школу №2 в Старые Мытищи (сейчас в этом здании находится медицинское училище). Дорога в школу занимала теперь почти час. 

В доме барачного типа мы прожили недолго, и вскоре вместе с другими семьями заводчан нас поселили в тот самый дом, который я увидела на фотографии. Эти два кирпичных дома, стоявшие рядом, строились в конце 1930-х годов для слушателей Московской военно-юридической академии. Завершить все работы до войны не успели, поэтому удобств в них никаких не было. В нашей квартире жили четыре семьи – всего 12 человек. Одна ютилась в крохотной комнатке для кухни. Помещения для туалета и ванной, где был еще цементный пол, использовали как кладовку и кухню. Воду носили из колонки от соседнего дома. Было очень тесно, но жили мы дружно, и я не помню, чтобы между соседями возникали ссоры.

Перед домом, где сейчас детская площадка, стоял кем-то сколоченный деревянный столик, где вечером после работы мужчины играли в домино. Во дворе была натянута сетка для игры в волейбол, а по вечерам на площадку между домами ребята выносили радиолу – и начинались танцы. 

Перед нашим домом, на том месте, где сейчас теплостанция, а вдоль дороги длинный ряд гаражей, была зеленая поляна. Когда в 1947-48 гг. началось строительство городка МПС (Министерства путей сообщения), через нее проложили рельсы в сторону будущих улиц Матросова, Мира и Летной, и по ним ежедневно везли на стройку разные материалы. 

В те годы жилья катастрофически не хватало. Отдельные квартиры были редкостью, преобладали коммуналки. Многие тогда жили в бараках. Это наследие 1930-х годов просуществовало еще долго. Я помню бараки на Шараповке, около десяти их стояло на пригорке между Ядреевским шоссе и нынешними улицами Институтской и Крупской. На их месте в 1950-51 гг. для работников ММЗ были построены пять двухэтажных кирпичных домов. Они были уже не в стиле «баракко» (так тогда шутили по поводу бараков), фасады этих домов украшали фронтоны, эркеры, балконы.

В это же время строились, также для работников завода, первые три четырехэтажных дома на Новомытищинском проспекте (№№ 4, 6, 8, сейчас №№ 24, 26, 28). В один из них мы переехали в 1952 году, и тогда наш адрес был Ядреевское шоссе, д. 6. На первом этаже был открыт продовольственный магазин, а во дворе, на пригорке, построен детский сад. 

Известно, что в послевоенные годы в строительных работах использовался труд военнопленных. Мне пришлось их увидеть у строящегося дома на Новомытищинском проспекте (сейчас д. 30). А было это так: нам, школьницам, было любопытно посмотреть на живых «фрицев». Мы стояли в сторонке и наблюдали, как они молча работали. Однажды, когда охранник ненадолго отлучился, мы подошли поближе, конечно, поздоровались: «Гутен таг». Те, ответив, с удивлением смотрели на нас. Используя школьный запас своих знаний по немецкому языку, мы начали выяснять: кто они, откуда, и зачем они, фашисты, напали на нас? Как ни странно, рабочие нас понимали и охотно отвечали. Среди них оказались  австрийцы, один был из Вены, и они (нет-нет!) не фашисты и в армию попали по мобилизации. Ну конечно же, повторяли «Гитлер капут». Вид их нам казался довольно жалким. На следующий день мы, сердобольные девчонки, принесли им черный хлеб, намазанный маргарином. Они его быстро взяли, тут же поделили и поблагодарили. Мы поскорее убежали. Наш поступок в классе получил неоднозначную оценку: одни одобрили, другие осудили и назвали нас дурами. Обижаться на это тогда было бессмысленно. Неприязнь, если не сказать больше, к немцам сохранялась еще долго. Тогда для нас они все были врагами и фашистами, принесшими нашему народу неисчислимые беды и страдания. Немецкий язык был непопулярен. Такие настроения в какой-то степени повлияли в дальнейшем на мой выбор профессии. В школе по немецкому языку у меня были пятерки и  давался он мне без труда, было даже желание поступить в Институт иностранных языков, но я приняла другое решение и в 1948 году пошла на исторический факультет Московского государственного педагогического института им. В.И. Ленина. 

По сравнению со Старыми Мытищами в послевоенные годы и до середины 1950-х годов наши места были довольно тихими и немноголюдными. Тишину иногда нарушали проезжавшие в деревню Ядреево телеги и гул учебных самолетов, совершавших тренировочные полеты над летным полем Мытищинского аэроклуба. Мы, задрав головы, могли наблюдать, как из них выпрыгивали и медленно спускались на землю парашютисты.

Основной «магистралью» того времени было Ядреевское шоссе. Эта мощенная булыжниками дорога соединяла старинные деревни Шарапово и Ядреево (первое упоминание о них относится к 1461 г. и 1497 г.). Жаль, что не сохранили историческое название – Ядреевское шоссе. По нему через Шарапово мы еще долго ходили в Старые Мытищи на работу, на электричку, в магазины, клуб ММЗ. Надо сказать, что в послевоенные годы возвращаться домой по этой дороге в позднее время было не очень-то приятно. Шараповка славилась своими хулиганами. За заводом «Электросчетчик» еще до войны началось строительство фабрики «Природа и школа» (там планировалось выпускать наглядные пособия для школ), но успели заложить только фундамент и начало первого этажа. Стройка производила зловещее впечатление. Слева от дороги еще не существовало нашего прекрасного парка. Зимой это было заснеженное поле, летом на нем сажали картошку. Грязно, темно, только вдали на перекрестке тускло горел фонарь. Преодолеть это расстояние хотелось как можно быстрее.

Со второй половины 1950 х годов началась интенсивная застройка центра Новых Мытищ. Первые четырехэтажные и пятиэтажные дома (№№ 4, 6, 8) появились на улице Мира, а в угловом доме (№ 34/2) было общежитие рабочих ММЗ. Началась застройка пятиэтажными домами улиц Щербакова, Матросова, Терешковой. Уже вырисовывались контуры будущей центральной площади города. В 1960 году на ней был установлен памятник В.И. Ленину. На месте дощатых домиков, которые называли финскими, было построено здание администрации города (1961 г.). Жители радовались открытию построенного в 1966 году кинотеатра «Родина» (ныне театр «ФЭСТ»). Уже ходили автобусы и маршрутные такси, первоначально они шли от станции по Новомытищинскому проспекту и от площади поворачивали на улицу Мира. Продолжалась застройка Новомытищинского проспекта пятиэтажными, а в 1970-х годах уже девятиэтажными домами. 

В 1967 году страна праздновала 50-летие Октябрьской революции и установления советской власти. В честь этого события получил свое название новый магазин «Юбилейный» (Новомытищинский пр-т, д. 76). Его название крупными буквами было выложено по фасаду здания. А вот улица Юбилейная обрела свое название позже. В 1970 году торжественно отмечался другой юбилей – 100-летие со дня рождения В.И. Ленина. 

Нельзя не вспомнить о том, что любимым местом отдыха мытищинцев в те годы был Ядреевский лес (ныне Пироговский лесопарк). Летом туда ходили семьями, отдыхали, собирали землянику, грибы, но мусора после себя не оставляли. Зимой вереницы лыжников из Мытищ, Тайнинки, Перловки тянулись к лесу. Уже в районе Ледового дворца и «Экобазара» (их, конечно, тогда еще не было) можно было вставать на лыжи, а дальше – Летное поле, которое в конце 1950-х годов занимали поля Ядреевского колхоза и 

НИИОХА (Научно-исследовательский институт овощного хозяйства, занимавшийся выведением высокоурожайных сортов овощей). Здание этого института с 1955 года до сих пор стоит в глубине сквера им. Стрекалова. 

Город строился, осваивались новые территории, и там, где когда-то простиралось Шарапово поле, вырастал новый город – Новые Мытищи.

Возможно, у кого-то из жителей нашего города появится желание продолжить эту тему и поделиться своими воспоминаниями. Наверное, есть в городе старожилы, а среди них и те, кто строил город. 

В последние годы вырос интерес к краеведению, истории своей малой родины. Известный историк В. Ключевский писал: «Без знания истории мы должны признать себя случайностями, не знающими, как и зачем мы пришли в мир, как и для чего в нем живем, как и к чему должны стремиться». 

История не только факты, это и судьбы людей. Мы должны знать и рассказывать как о достопримечательностях своего края, так и о людях, внесших свой вклад в его развитие и оставивших заметный след в его истории. В этой связи я хочу вспомнить уже ушедших, к сожалению, из жизни наших замечательных краеведов-исследователей и просветителей, Почетных граждан Мытищинского района – Юрия Августовича Князева, чье 90-летие отмечалось в прошлом году, и Валентина Ивановича Маслова, которому 9 сентября 2016 года исполнилось бы 80 лет. Их объединяло одинаковое отношение к краеведению, как к части исторической науки, которая не терпит дилетантства. А главным источником достоверных знаний являются архивные документы.

Нельзя забывать наше прошлое, но также надо знать и помнить людей, которые дают нам пример честного и бескорыстного служения своему любимому делу, родному Мытищинскому краю. Ведь память – показатель нашей культуры.

В заключение хотелось бы сказать еще вот о чем: когда я иду по городу, невольно вспоминаю о том, как было раньше, и сравниваю с тем, что мы видим сегодня. Как неузнаваемо преобразился наш город, как меняется он на глазах! 

Смешно сейчас вспоминать, но в детстве, когда мы приехали в Мытищи, я со слезами упрашивала родителей переехать в Пушкино, потому что мне очень не понравилось название города (тогда я еще не могла знать его происхождения). Но мы остались в Мытищах, и я никогда не пожалела об этом.

 

Наталья Товстуха, член Союза краеведов России.

 

Фотографии из фондов Мытищинского историко-художественного музея

 

Где взять свежую газету?

Свежий выпуск газеты «Неделя в округе»

  • 1

Ситуация на дорогах

Пробки

Пробки на Яндекс.Картах

Сетевое издание "Неделя в округе" зарегистрировано в Федеральной службе по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций (Роскомнадзор). Свидетельство о регистрации ЭЛ № ФС 77 - 71215 от 27.09.2017.

Главный редактор Денисов С.Т.

Учредитель МАУ "Муниципальные информационные ресурсы"

 

Наш адрес:

141008, Московская обл., г. Мытищи, ул. Мира,7 корп.1, 6-й этаж.

Телефон рекламного отдела: (498) 720-51-16

Телефон/факс: (498) 720-51-15

 

E-mail:

Газета "Неделя в округе"

gazeta@nedelya-v-okruge.ru

reklama1@nedelya-v-okruge.ru (отдел рекламы)