Иван Пулькин – защитник Москвы

7---

О жизни и творчестве поэта, жившего перед войной в Мытищах и погибшего в 1941 году под Москвой, рассказывает Юрий Яковлевич Петрунин – поэт, руководитель литературного объединения имени Дмитрия Кедрина, почётный гражданин городского округа Мытищи.

Реальный собрат литературного героя

Иван Пулькин… Представленный таким образом доблестный воин может показаться литературным собратом Василия Тёркина или кедринского Васи Гашеткина (Кедрин в годы войны писал газетные материалы под таким боевым псевдонимом). Но речь о вполне реальном человеке, поэте, жившем в предвоенные годы у нас в Перловке и отсюда ушедшем защищать Москву от фашистов. По датам жизни нашего героя, 1903–1941 годы, мы понимаем, что с поля битвы он не вернулся.

Был он «Иваном в квадрате» – Иван Иванович Пулькин. Сын крестьянина-середняка из Волоколамского уезда, писал стихи. Их печатали в «Московском комсомольце», в молодёжных журналах. А в книгу они впервые попали в 1965 году, когда в честь 20-летия Великой Победы был издан солидный тёмно-синий том «Советские поэты, павшие на Великой Отечественной войне». В биографической справке, сопровождавшей несколько стихотворений Ивана Пулькина, сообщалось, что их автор погиб при обороне Москвы.

Года через три в одном из выпусков мемориальной серии «Пять обелисков» я встретил более объёмную подборку пулькинских стихов, подкреплённую биографической новеллой литературоведа Валентина Португалова. А в ней появилась очень важная подробность: Иван Пулькин уходил на фронт, будучи жителем нашей Перловки.

От волока на Ламе – к волоку на Яузе

Я, конечно, сообщил об этом на очередном занятии кедринцев, а потом поделился важной информацией с сотрудниками мытищинской районки.Мне было предложено написать отклик на стихи вновь приобретённого земляка. Моя статья о творчестве Ивана Пулькина, названная его же строкой «Обо мне вспоминает весна», была напечатана 19 июля 1969 года.

Теперь, спустя более полувека, я поправил бы в ней одно только место. Как выяснилось недавно, поэт был жителем Перловки не только в суровом 1941 году. С нашим краем он связал основную часть своей взрослой жизни, переехав в 1924 году от волока на Ламе к волоку на Яузе: из Волоколамска в Мытищи.

Ещё тогда активного волоколамского политпросветчика, к тому же и сочинителя частушек, пригласили работать в московскую газету «Молодой ленинец», переименованную вскоре в «Московский комсомолец». Вызванному из губернской глубинки новому сотруднику удалось найти жильё в ближнем Подмосковье, да ещё рядом с железной дорогой! По ней он и ездил на работу в столицу. Сначала на «паровике», а с сентября 1929-го – на электричке. Это были ещё и поездки за знаниями. Справившись с редакционными заданиями, Иван Пулькин направлялся на лекции в Высший литературно-художественный институт имени В.Я. Брюсова. А ещё его влекли книжные богатства московских библиотек. Тяга к знаниям у сельского парня была, можно сказать, ломоносовская. Он упорно навёрстывал недополученное поколениями своих предков.

Иван Пулькин старательно вникал в историю, конкретно – в давнее прошлое своей малой родины и завершил в 1929 году большую поэму «Яропольская волость». Следующим его крупным произведением стала поэма «Москва». Судя по обеим упомянутым поэмам (а всего их сохранилось около десятка), поэта из всех общественных наук сильнее всего привлекало языкознание. Родная речь ему была интересна во всём её многовековом бытовании – от древних летописей до советского «новояза». Иногда Пулькина называют поэтом-конструктивистом, и такое определение имеет право на жизнь.

Возможно, именно страсть к языкознанию помогла Ивану Пулькину найти верную подругу жизни в лице Ильзы Вульфиус, которая преподавала русский язык студентам КУТВа (Коммунистического университета трудящихся Востока). Именно ей посвящена любовная лирика молодого жителя Перловки конца 20-х – начала 30-х годов.

Москва – Перловка, Перловка – Москва…

С 1931 года Иван Пулькин работал библиотекарем в НИИ языкознания при секторе науки Наркомпроса РСФСР. Очевидно, к этому времени относится и его знакомство с будущими академиками-филологами Николаем Гудзием и Виктором Виноградовым, которые впоследствии подарили ему свои монографии, оставив на них весьма уважительные автографы. Мне довелось держать в руках эти фамильные реликвии, когда после долгой череды поисков я оказался в замоскворецкой квартире Сергея Хализева, одного из наследников Ивана Пулькина.

Там же я увидел и – более того – получил в дар долгожданную первую персональную книгу Ивана Ивановича. Она называется «Лирика и эпос». Начал листать подаренную мне шестисотстраничную книгу ещё в метро, а в электричке продолжил. На 89-й странице бросилось в глаза указание моего тогдашнего маршрута: «Москва – Перловка». Именно так Иван Пулькин отметил место написания в марте 1937 года своего стихотворения «Застольная». Однажды отмечен и обратный вариант – «Перловка – Москва». И около пятнадцати раз под стихами поставлено просто слово «Перловка», но в сочетании с датой.

С 1939 года Иван Иванович трудился библиографом в ИФЛИ (Институте философии, литературы, истории) в Сокольниках.

Совмещал работу с продолжением учёбы. И если не в библиотеке, то на зачётах житель Перловки вполне мог общаться со студентами, которым впоследствии предстояло стать известными советскими поэтами. Такими, например, как Юрий Левитанский или Сергей Гудзенко.

Не меньше шансов у Ивана Пулькина было встретиться со студентом-заочником Павлом Коганом, который был в то же время «очником» Литинститута. А уж через четверть века они точно оказались рядом, под общей обложкой однотомника 1965 года – «братской могилы» поэтов, погибших на Великой Отечественной войне.

Различаются только конечные даты их земного существования. Павел Коган погиб в сентябре 1942-го под Новороссийском, а Иван Пулькин – в декабре 1941-го под Москвой. В армию он был призван Мытищинским райвоенкоматом. Повестку доставили в Перловку по адресу 1-я Вокзальная, дом 12. И этот дом сохранился. 

Юрий Петрунин

0
Готовим праздничный обед
Мы – граждане России

Обратная связь