Леонидовка. Тайна имени – история семьи

-

В очередном номере газеты "Неделя в округе" (№ 20 от 5 июня 2021 года) под рубрикой "Краеведение" опубликовано продолжение статьи мытищинского краеведа Сергея Ветлина "Леонидовка. Тайна имени - история семьи".

Фотография с историей

В один из дней января 2019 года раздался звонок, после которого я понял, что история, в которой мной вроде бы была поставлена окончательная точка, только начинается. Тогда я даже не мог себе и представить, как лихо будет закручен сюжет этой «семейной саги», и лишь радовался, что наконец-то нашлась фотография человека, назвавшего Леонидовку «Леонидовкой».

На фото, присланном потомками главного героя прошлых публикаций, изображён импозантный мужчина, сидящий за рулём(!) аэроплана. Судя по характерной детали пейзажа, самолёт пролетает над Парижем, так как фюзеляж аэроплана подпирает клотик (вершина) знаменитой Эйфелевой башни. Но фотоснимок сам по себе мало что мог рассказать, тем более что никаких комментариев или пояснительной надписи на нём не было. Поэтому пришлось обратиться в архивы. Параллельно шёл обмен информацией с потомками Евгения Леонидовича Полина. Здесь сразу же следует сказать, что без их бескорыстной помощи материал этот мог бы и не состояться вовсе.

В течение нескольких недель, шаг за шагом удалось восстановить цепочку реальных событий, которые в конечном итоге завершились присвоением дачному посёлку в Мытищинской волости звучного имени Леонидовка. Но самое ценное было то, что удалось не только восстановить буквально по деталям жизнь и судьбу главного героя очерка, но и путём кропотливого архивного поиска узнать, в честь кого был назван этот населённый пункт. Найти и изучить подобный материал – большая удача не только для краеведа-любителя, но и для профессионального историка.

В данном случае, не побоюсь этого слова, произошло открытие, которого не ждали. В самом деле, удивительно, что никто не задавался вопросом: в честь кого названо? История с имянаречением Леонидовки – настоящая классика краеведения. В ней есть все три необходимых в таких случаях измерения: история семьи, история местности и история страны.

Родился Е.Л. Полин 1 января 1873 года в московском доме своих родителей (угол Тверской и Большой Бронной), но в 1912 году свою долю в этом доме он по неизвестным причинам вынужден был продать. Вслед за этим начинаются скитания его семьи по разным районам Москвы. Справочные адрес-календари «Вся Москва» фиксируют его местопребывание в Мясницкой части, Сущеве, Мещанской слободе (здесь он живёт в доходном доме Н.С. Перлова).

Начальное образование получил в Московском реальном училище К.П. Воскресенского, где преподавали его близкие родственники (тётка и дядя) Рейнгардты – судя по фамилии, остзейские (то есть прибалтийские) немцы. Видимо, они и направили своего родственника в престижный по тем временам Рижский политехнический институт. Окончив его с отличием в 1901 году, Евгений Полин продолжил своё образование за границей, прослушав полный курс лекций Высших технических курсов в Берлине.

В семейном альбоме Полиных много снимков, сделанных на природе. Скорее всего, это дача его тестя Трифона Михайловича Перевозникова в подмосковном Томилино. При просмотре фотографий сразу же бросилось в глаза отсутствие на них отца нашего главного героя – Леонида, в честь которого, возможно, и был назван дачный посёлок в Мытищинской волости. История с отцом Евгения Леонидовича – отдельный увлекательный и в чём-то даже трагический сюжет. Как оказалось, Леонид Александрович Полин является потомком известнейшей аристократической фамилии Российской империи. Правда, был он незаконнорожденным сыном, и посему к нему не перешла фамилия, а вместе с ней и титул его биологического отца.

Фамилию свою Леонид Александрович получил по имени матери – Пелагеи Матвеевны Суслиной, которую в семье её высокого покровителя – отца всех незаконнорожденных детей Пелагеи – на французский манер звали Полиной, по-домашнему Полей. Отсюда и фамилия – Полины. На одной из фотографий, которую автору прислала правнучка Евгения Леонидовича Полина, имеется подпись, сделанная много лет назад: «Внук князя А.И. Барятинского». Эта подпись требует короткого объяснения. Князь Александр Иванович Барятинский – потомок киевских и черниговских князей Рюриковичей, фельдмаршал, покоритель Кавказа, взявший в плен самого Шамиля. Кто и по какому поводу сделал эту надпись – неизвестно. Проверить версию происхождения Полиных от князя-фельдмаршала, видимо, уже не представляется возможным.

Впрочем, в семье потомков Пелагеи-Полины склоняются к другой версии происхождения её незаконнорожденных детей. В 1844 году священником московской церкви Успения (что на Вражке) была сделана запись о рождении её второго незаконнорожденного ребёнка – дочери Антонины. Запись в метрической книге указывает не только на человека, отчество которого получили все незаконнорожденные дети Пелагеи Суслиной, но и на их возможное происхождение: «Восприемниками были: Московского Дворцового Архитектурного Училища учитель Коллежский Секретарь Александр Сергеев Ястребилов и князя Михайлы Николаевича Голицына крестьянка Марья Трофимова Суслина».

Здесь следует пояснить. Было принято давать отчество незаконнорожденным детям по имени крестного отца. В данном случае три дочери и два сына Пелагеи-Полины получили отчество по имени довольно известного в то время художника и литографа Александра Ястребилова. Из контекста приведённых фактов неясно, почему именно Ястребилов стал крёстным детей князя Голицына и его дворовой девицы Пелагеи. След с художником Ястребиловым ещё предстоит отработать до конца. Возможно, он и приоткроет завесу над загадкой происхождения отца главного героя нашего очерка, и мы узнаем, кто был этот самый таинственный Леонид.

Сергей ВЕТЛИН

0
Дачная жизнь Тайнинки на стыке XIX–XX веков

Обратная связь